Судебная практика уголовные дела банкротство

Что такое преднамеренное банкротство гражданина: признаки и отличия

Законодательством гарантируется, что каждый гражданин, имеющий соответствующие признаки несостоятельности, вправе обратиться в Арбитражный суд и признать себя банкротом с целью списать безвозвратные долги. Классическими признаками банкротства являются:

  • просроченные долги – просрочка числится уже больше 3-х месяцев;
  • огромная сумма долга – от полумиллиона рублей;
  • отсутствие достаточного количества имущества, продажа которого могла бы покрыть долги.

В рамках банкротства, которое длится не менее полугода, тщательно изучается финансовое положение дел должника. Все необходимые проверки выполняет назначенный судом финансовый управляющий, также он подает соответствующие отчеты о проделанной работе на рассмотрение судебной инстанции.

Соответственно, если должник стал банкротом вследствие каких-то непреодолимых обстоятельств, его долги списываются, он больше никому ничего не должен. Но иногда финансовый управляющий в ходе проверок обнаруживает подозрительные обстоятельства, которые свидетельствуют о том, что банкротство носит фиктивный или преднамеренный характер.

О чем идет речь?

Согласно ст. 196 УК РФ или № 63-ФЗ от 13.06.1996 года, под преднамеренным банкротством подразумеваются действия/бездействие лица, в отношении которого признается несостоятельность. Должны быть обнаружены бесспорные доказательства того, что поведение и решения потенциального должника привели к банкротству, и осуществлялись они именно с этой целью.

Важно! Существует определенное разграничение:

  • должник довел себя до банкротства случайно. Например, должника уволили с работы, и он начал брать новые кредиты, чтобы рассчитываться со старыми, при этом не имея возможности их выплачивать;
  • должник довел себя до банкротства преднамеренно. Например, он сам уволился с работы, не стал искать другой заработок, начал брать кредиты по подложным документам (с подделанными справками о якобы хороших доходах), деньги тратил на свои прихоти, по долгам ни разу не платил, рассчитывая в итоге признать банкротство.

Довольно часто приходится наблюдать споры о том, является ли преднамеренная несостоятельность фиктивной. На самом деле это разные понятия, давайте их рассмотрим.

Судебная практика уголовные дела банкротство

Понятие преднамеренности описано в ст. 196 УК РФ, тогда как для фиктивного банкротства отведена отдельная ст. 197 УК РФ. Согласно ее положениям, под фиктивной несостоятельностью понимаются действия должника, направленные на причинение крупного ущерба кредиторам, с учетом того, что фактическое банкротство так и не наступило.

Например, должник, взяв крупный кредит, через определенное время вывел заемные средства на иностранный счет. При этом по документам якобы деньги были потрачены (на ремонт, на развитие бизнеса, и так далее). Со своими долговыми обязательствами должник не справляется, кредит не гасится, в результате чего в Арбитражный суд поступает заявление о признании несостоятельности.

Как мы видим, деньги у должника есть, но он намеренно признает банкротство с целью избежать возврата долга. Это и есть фикция, которая при должной проверке финансового управляющего будет обнаружена и раскрыта.

Теперь давайте рассмотрим подробнее, чем отличается на практике фиктивное и преднамеренное банкротство, в чем заключаются их основные признаки.

В обязанности арбитражных управляющих входит проверка финансового поведения должника за последние 3 года.

Соответственно, если какие-то действия покажутся подозрительными, финансовый управляющий обязан сообщать о нарушениях в соответствующие инстанции. В частности, он должен подать в суд заявление о фиктивном банкротстве.

При этом о положении дел и результатах проверки уведомляются все стороны дела – это и кредиторы, и саам должник, и государственные органы, например, ФНС.

Признаками фиктивной несостоятельности являются:

  • приобретение определенных товаров или использование услуг по завышенным ценам. Например, за счет кредитных средств должник приобретает автомобиль. Его реальная стоимость 300 000 рублей, а по документам – 800 000 рублей;
  • включение в реестр кредиторов юридических или физ. лиц с документами о долге, которого нет в реальности. На практике, например, в реестр включается частное лицо, которому должник якобы должен 4 миллиона рублей. Проверка показывает, что у кредитора в принципе не было и не могло быть таких денежных средств, а значит – долга в реальности нет;
  • скрывание имущества. Например, должник не заявил о праве собственности на недвижимость, расположенную за границей. Но она была обнаружена финансовым управляющим посредством проверки;
  • уклонение от уплаты налогов или сборов с физического лица. Например, по документам должник ИП своевременно оплачивал все налоги и сборы, но при проверке оказалось, что это не так, и деньги тратились на иные цели или вовсе откладывались и скрывались.

К косвенным признакам фиктивного банкротства можно отнести следующие факторы:

  1. Вкладывание должником денежных средств в неликвидные ценные бумаги и другие убыточные активы.
  2. При переводах средств должник использует какие-то странные посторонние банковские счета.
  3. Странные сделки, в которых нет реальной необходимости. Например, о передаче недвижимости в безвозмездное пользование третьим лицам.

Наиболее ярким признаком предумышленного банкротства является заключение должником сделок, которые несут в себе очевидные невыгодные условия для потенциального банкрота.

В частности, это может быть сделка:

  • представляющая собой замену определенных обязательств;
  • по приобретению неликвидных товаров или активов;
  • в формате долговой расписки или договора, в рамках которого должник дает кому-то крупную сумму денег в долг без принятия каких-либо обеспечительных мер (в виде залога, например);
  • в форме договора купли-продажи, по которому должник что-то продает или покупает на невыгодных для себя условиях.

Как мы видим, любая из этих сделок потенциально может привести должника к состоянию банкротства.

Также к признакам неправомерных действий, обнаруженных при банкротстве, необходимо отнести:

  • отчуждение должником собственности без каких-либо оснований. Например, договор дарения на собственность в пользу дальнего родственника;
  • намеренное затягивание выполнения долговых обязательств. Несмотря на то, что должник в состоянии рассчитаться по кредитам, он намеренно ничего не платит;
  • принятие нелогичных финансовых решений. Например, заключение ряда сделок на странных и невыгодных условиях для должника;
  • обнаружение подделанных или искаженных документов. В частности, подделка справок о доходах для получения больших кредитов.

Основным признаком преднамеренности является нелогичное и необъяснимое поведение должника – он, имея все шансы рассчитаться со своими долгами, все же инициирует просрочку и наращивание долгов.

Давайте рассмотрим, какие схемы преднамеренного банкротства чаще всего используют компании и фирмы.

  1. Осуществление закупок по высоким ценам. Оформляется контракт с поставщиками, по документам товар продается по завышенной стоимости. Потом организация делает еще высокую наценку, что приводит к проблеме реализации такого товара, и закономерно – к последующему банкротству.
  2. Искусственное наращивание задолженности. Компания обращается в банк для получения крупного кредита. Она его получает. Далее долг не выплачивается, растут проценты и штрафы. В какой-то момент руководство принимает решение обратиться еще за рефинансированием. Но и после этой процедуры долг не гасится. Таким образом, компания на пустом месте обрастает огромными долгами.
  3. Подлог с бухгалтерской документацией. Типичная ситуация – компания делает закупку и последующую реализацию товара, но при этом часть продукции в документах не указывается. В результате кредиторам представляются документы, свидетельствующие об убытках, хотя на самом деле убытков нет, просто деньги тратятся на другие цели, хотя долг сохраняется.
  4. Вывод средств через сомнительные предприятия. То есть компания закупает ценные бумаги у каких-то сомнительных однодневных фирм. Естественно, новоприобретенные активы заранее являются неликвидом, то есть продать их по заявленной стоимости нереально. Далее мелкие фирмы ликвидируются. На самом деле так выглядит обналичивание средств, заработанных компанией. В данном случае речь идет о мошенничестве.
Предлагаем ознакомиться:  Алименты и отказ в выдаче судебного приказа

Юристы и эксперты в области права квалифицируют преднамеренность банкротства как целый ряд действий, направленных на нанесение ущерба кредиторам и другим лицам (например, сотрудникам, работавшим у ИП, и не получившим причитающиеся выплаты). Следует отметить, что под действие этой статьи подпадают должники, причинившие убытки на сумму не менее 1,5 миллиона рублей.

В случае, если будет доказано преднамеренное банкротство ИП или просто гражданина, применяется как уголовная, так и административная ответственность. Какое наказание предусмотрено законодательными нормами?

  1. Штрафные санкции до полумиллиона рублей/заработные платы сроком до 3-х лет;
  2. Лишение свободы на срок до 6-ти лет с применением штрафов;
  3. Применение принудительных работ сроком до 5-ти лет.

Важно! Если сумма причиненных убытков составляет менее полутора миллиона рублей, то применяется административное взыскание – штрафные санкции размером до 3000 рублей.

В основном к ответственности по преднамеренному банкротству привлекаются руководители компаний, проходящих процедуру признания несостоятельности и дальнейшей ликвидации. Физические лица становятся фигурантами таких дел крайне редко.

  1. В качестве примера можно навести дело № А43-13473/2018, которое до сих пор рассматривается в АС Нижегородской области. В качестве банкрота выступает А. Рассказов – близкий родственник одного из членов правления банка «Ассоциация». Процедура была возбуждена по инициативе одного из кредиторов, который предъявил требования на сумму почти в 18 миллионов рублей. Финансовый управляющий по делу заявила, что должник, нарушая положения Закона о банкротстве, не передавал ей документы по требованию, скрывал имущество и совершенные сделки за предыдущие годы. Также стало проблемой получить доступ к банковским счетам должника. В связи с наведенными обстоятельствами был поднят вопрос о преднамеренном банкротстве.
  2. Если говорить о привлечении компаний, то следовало бы навести пример с «Эл-банком», банкротство которого осуществлялось по делу № А55-11508/2016. Дело о банкротстве рассматривалось судом (АС) Самарской области. Так, было возбуждено уголовное производство, связанное с преднамеренным банкротством финансового учреждения, когда проверка арбитражного управляющего обнаружила соответствующий состав преступления. Размер долга в данном случае составил порядка 5 миллиардов рублей, собственниками обанкротившегося банка являются супруги.
  3. Нельзя обойти стороной и нашумевшее дело о банкротстве авиакомпании «ВИМ-Авиа», где тоже после расследования арбитражного управляющего были выявлены факты преднамеренности несостоятельности предприятия. В результате было возбуждено уголовное производство СК РФ. Согласно заявлениям следователей, руководители, находясь в нестабильном финансовом положении, 2 года назад начали заключать заведомо невыгодные контракты, среди которых также нашлись сделки по выводу активов на счета зарубежных компаний. Также за последние годы авиакомпания часто получала от банков миллиардные кредиты, но не выполняла свои обязательства по их обслуживанию.

Противоречия судебной практики по делам о криминальном банкротстве

Преднамеренное банкротство, то есть совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность юридического лица или гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

Банкротные преступления остаются одними из самых сложных с точки зрения их раскрытия и расследования, применение норм уголовного законодательства о противодействии криминальному банкротству (ст. 172.1, 195, 196, 197 УК РФ) по-прежнему не распространено, а существующая судебная практика по таким делам полна противоречий.

Так, доля банкротных преступлений в структуре судимости за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ) ежегодно составляет не более 1%. Это в среднем 60 осужденных, из которых 80% – за преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ), 10% – за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ). Остальные «антибанкротные» нормы УК РФ практически не применяются.

В результате не только отсутствуют возможности эффективного применения уголовно-правового запрета для защиты прав и законных интересов кредиторов, экономических субъектов и их учредителей от недобросовестного менеджмента, но и созданы предпосылки для необоснованного давления на бизнес путем неуместного применения уголовного закона в пограничных ситуациях, внешне похожих, но не имеющих ничего общего с криминальным банкротством.

Для разрешения сложившейся ситуации высшей судебной инстанцией в период 2013–2016 гг. дважды предпринимались попытки подготовить постановление Пленума Верховного Суда РФ по делам о криминальных банкротствах, которое, к сожалению, так и не было принято.

Хотелось бы рассмотреть основные противоречия, которые не удалось преодолеть в процессе работы над проектом постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Нужно ли решение арбитражного суда по делу о банкротстве для подтверждения «признаков банкротства» в ст. 195 УК РФ или «неспособности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей» в ст. 196 УК РФ для начала уголовного преследования за криминальное банкротство?

Согласно одному из сложившихся в судебной практике подходов указанные признаки банкротных преступлений предлагается определять только после принятия соответствующих предусмотренных Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) решений в рамках процедуры арбитражного судопроизводства.

  • В основном уголовные дела о банкротных преступлениях возбуждались после введения арбитражным судом одной из процедур банкротства и получения правоохранительными органами от нового руководства организации или арбитражного управляющего первичной информации о признаках криминального банкротства должника.
  • Однако выводу должника из кризисного состояния еще до обращения к арбитражному судопроизводству могут способствовать, например, более эффективные действия нового менеджмента или досудебная санация.
  • Должно ли это быть препятствием для уголовного преследования недобросовестного руководителя должника, действия которого содержат признаки банкротного преступления?
  • Применение «антибанкротных» норм УК РФ будет еще более ограниченным, если связывать уголовное преследование за криминальное банкротство с завершением конкурсного производства в арбитражном суде.
  • Ведь в ходе процедур финансового оздоровления или внешнего управления платежеспособность должника может быть полностью восстановлена, тот же самый результат можно получить и от реализации мирового соглашения должника с кредиторами.
Предлагаем ознакомиться:  Отказ в отмене судебного приказа

Например, руководитель одного из стратегических оборонных предприятий привлечен к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство. Предприятие было исполнителем гособоронзаказа. Получив по госконтрактам авансы на выполнение НИОКР, руководитель предприятия направил более 100 млн руб. в фирмы-однодневки, которые были фиктивно привлечены к выполнению НИОКР как соисполнители.

Из-за невыполнения госконтрактов у предприятия образовалась крупная кредиторская задолженность, для ее взыскания госзаказчики инициировали процедуру банкротства должника. В ходе конкурсного производства одно из федеральных министерств внесло более 120 млн руб.на восстановление платежеспособности предприятия.

В результате принятых мер заключено мировое соглашение с кредиторами, требования которых были полностью удовлетворены, а производство по делу о банкротстве прекращено. Тем не менее руководитель оборонного предприятия был осужден за преднамеренное банкротство (см. приговор Чертановского районного суда г.

Москвы от 16 ноября 2011 г. по уголовному делу № 1-426/2011).

Исходя из этого подхода указанные признаки составов неправомерных действий при банкротстве и преднамеренного банкротства подразумевают своеобразные юридические фикции, когда состояние должника внешне соответствует банкротству, но необходимых для констатации этого состояния решений арбитражным судом не принято.

Уголовному праву вообще свойственно придавать иное содержание понятиям гражданского права. Тут можно вспомнить, как истолковано понятие «руководитель организации» в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ по делам о незаконном предпринимательстве (п. 10) или о налоговых преступлениях (п.7), под которым понимается в том числе «теневой», неформальный руководитель.

Или упомянуть разъясненное высшей судебной инстанцией понятие «сделка» для целей применения уголовного законодательства об ответственности за легализацию преступных доходов, под которой понимается также создание видимости сделки (п. 6).

Таким образом, следуя указанной позиции, независимо от производства по делу о банкротстве в арбитражном суде:

  • для применения ст. 195 УК РФ достаточно совершения неправомерных действий, описанных в диспозиции данной нормы, повлекших причинение крупного ущерба, при наличии фактических признаков банкротства (неплатежеспособности) должника;
  • для применения ст. 196 УК РФ достаточно совершения действий, повлекших фактическую неспособность удовлетворить требования кредиторов или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (недостаточность имущества) и причинение крупного ущерба.

Однако всеобщей поддержки этот подход все-таки не получил и противоречие не было преодолено.

Крупный ущерб является обязательным признаком составов неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротства. Крупным признается ущерб, превышающий 2 млн 250 тыс. руб. (примечание к ст. 170.2 УК РФ).

Ущербом от таких преступлений признается уменьшение размера имущества (активов) должника в результате совершения действий, предусмотренных в диспозициях «антибанкротных» норм УК РФ.

В процессе разработки проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ рассматривались следующие подходы, согласно которым момент причинения ущерба по делам о криминальном банкротстве (окончания банкротного преступления) определялся на момент:

  • вывода активов должника (в том числе в результате неравноценного или безвозмездного отчуждения имущества);
  • окончания конкурсного производства.

Эти подходы вызвали обоснованную критику.

Момент вывода активов должника не всегда совпадает со сроком исполнения обязательств перед кредитором или исполнения денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей, поэтому не может однозначно отождествляться с моментом причинения ущерба от криминального банкротства.

Определение момента окончания банкротного преступления на дату завершения процедуры конкурсного производства по делу о несостоятельности ставит реализацию уголовно-правового запрета в зависимость от арбитражного судопроизводства, чрезвычайно затрудняя применение «антибанкротных» норм УК РФ.

В связи с этим рабочей группой был выработан компромиссный подход, согласно которому ущерб от криминального банкротства определяется в отношении:

  • юридического лица или собственника имущества унитарного предприятия – на момент выбытия такого имущества;
  • кредиторов юридического лица – на более позднюю из дат: дату выбытия имущества должника или дату неисполнения имущественных требований кредиторов, определенную законом или договором.

В последнем случае нетрудно уловить аналогию с определением момента окончания налоговых преступлений на установленную НК РФ дату исполнения налоговой обязанности (см. п. 3 и п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»).

Однако и эта позиция не получила всеобщего признания.

Как правило, в судебной практике момент причинения ущерба не увязывался с завершением арбитражным судом производства по делу о банкротстве. Здесь нельзя не отметить противоречивость подходов правоприменителей.

С одной стороны, они не хотят возбуждать уголовные дела до начала арбитражного судопроизводства по делу о банкротстве, с другой – не видят необходимости дожидаться его завершения в целях определения ущерба от банкротных преступлений.

Постановление Верховного Суда РФ от 17.08.2017 N 18-УД17-56

осужден за каждое из восьми преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 176 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 196 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 180 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Определение Конституционного Суда РФ от 16.01.2018 N 9-О

Кроме того, на основании части пятой статьи 33 и статьи 196 УК Российской Федерации было возбуждено уголовное дело в отношении Г. — конкурсного управляющего ООО «Карпак-Н» по факту ее пособничества в преднамеренном банкротстве указанного общества. В рамках данного уголовного дела Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики, придя к выводу о том, что Г., используя предоставленные ей полномочия, может предпринять меры по преднамеренному банкротству должника, постановлением от 17 апреля 2015 года удовлетворил ходатайство начальника отдела Следственного управления Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике о ее временном отстранении от должности конкурсного управляющего ООО «Карпак-Н» в соответствии со статьей 114 УПК Российской Федерации. Это постановление было оставлено в данной части без изменения апелляционным постановлением Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 2 июня 2015 года.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22.01.2018 N 13-УД17-8

Апелляционным постановлением Рассказовского районного суда Тамбовского области от 18 января 2017 года приговор в отношении Кузнецова А.Н. изменен, его действия переквалифицированы со ст. 324 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) на ч. 1 ст. 15, ч. 3 ст. 196 УК РСФСР, от назначенного наказания Кузнецов освобожден на основании ч. 2 ст. 30 УК РФ. В остальной части приговор оставлен без изменения.

Предлагаем ознакомиться:  Доверенность на представление интересов физического лица в суде

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21.06.2018 N 48-АПУ18-11СП

адвокат Пономарев просит отменить приговор в связи с вынесением вердикта незаконным составом суда, поскольку при отборе коллегии присяжных заседателей один из кандидатов в присяжные заседатели А. утаил от участников процесса информацию по вопросам, которые были заданы сторонами, а именно: отвечая на вопросы о том, привлекались кандидаты к уголовной ответственности, являлся кто-то из кандидатов в присяжные заседатели либо их родственники жертвами преступлений, даже если они не обращались с заявлением в правоохранительные органы, А. утаил, что он обращался с заявлением о возбуждении уголовного дела о вымогательстве, а также факт обращения А. с заявлением о банкротстве предприятия «УралПромИнвест», о судебных процессах с его участием по искам кредиторов о взыскании 7 000 000 рублей, что может свидетельствовать о наличии в его действиях признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 195, 196, 199, 159 УК РФ; просит приобщить в подтверждение этого оптические диски с копией статьи «Магнитогорский бизнесмен прикрывает махинации заявлением в ФСБ» и копию данной статьи на бумажном носителе, а также выполненный нотариусом на основании статей 102 и 103 Основ законодательства РФ о нотариате по заявлению матери осужденной Ш. протокол осмотра и записи на оптический диск видеоролика » … А. бросил вызов Президенту Путину» и оптический диск с вышеуказанной видеозаписью. Кроме того, защитник ссылается на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные при привлечении к участию в деле С. в связи с чем невозможно определить чьи интересы фактически представляла С. и не были ли нарушены чьи-либо права, которая должна была защищать С., что исключало постановление приговора на основании представленного суду обвинительного заключения; просит приговор отменить и дело возвратить прокурору;

Определение Верховного Суда РФ от 22.10.2018 N 307-ЭС18-16221 по делу N А21-207/2017

Прекращая производство по заявлению, суд первой инстанции, руководствуясь положениями пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 196 и 197 Уголовного кодекса Российской Федерации, исходил из неподведомственности данного спора арбитражному суду, с чем впоследствии согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Определение Верховного Суда РФ от 04.12.2018 N 309-ЭС18-19549 по делу N А60-56083/2016

Указание в жалобе на возможные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 196 Уголовного кодекса Российской Федерации, и наличие сомнений в правомерности введения процедуры банкротства в отношении ООО «Уралэнергосервис» о судебной ошибке не свидетельствуют, поскольку не опровергают выводы судов о пропуске срока исковой давности.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 16.07.2019 N 81-КГ19-4

Вступившим в законную силу приговором Центрального районного суда г. Кемерово от 28 июня 2017 г. Рыженков Е.В. и Андрющенко В.А. признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного статьей 196 Уголовного кодекса Российской Федерации — преднамеренное банкротство.
Указанным приговором гражданский иск Банка о взыскании ущерба, причиненного преднамеренным банкротством ЗАО АПК «Кемеровская», в сумме 56 501 392,06 руб. и ущерба, причиненного преднамеренным банкротством ОАО «Беловский элеватор», в сумме 4 729 894,43 руб., оставлен без удовлетворения в связи с пропуском срока исковой давности.

Определение Верховного Суда РФ от 28.02.2018 N 308-ЭС17-6757(2,3) по делу N А22-941/2006

При этом судами отклонено возражение банка о пропуске конкурсным управляющим Ноготковым К.О. срока исковой давности по заявленным требованиям. Как указали суды, упомянутым выше приговором прежний конкурсный управляющий Долженко А.Н. (осуществлявший полномочия до вынесения определения о завершении процедуры от 22.10.2007; уголовное дело в отношении него и послужило основанием для возобновления дела о несостоятельности должника) осужден за пособничество в преднамеренном банкротстве (часть 5 статьи 33 и статья 196 Уголовного кодекса Российской Федерации). В частности, объективную сторону преступления составили действия (бездействие), выразившиеся в непринятии необходимых мер по привлечению контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.08.2018 N 308-ЭС17-6757(2,3) по делу N А22-941/2006

При этом судами отклонено возражение банка о пропуске конкурсным управляющим Ноготковым К.О. срока исковой давности по заявленным требованиям. Как указали суды, упомянутым выше приговором прежний конкурсный управляющий Долженко А.Н. (осуществлявший полномочия до вынесения определения о завершении процедуры от 22.10.2007; уголовное дело в отношении него и послужило основанием для возобновления дела о несостоятельности должника) осужден за пособничество в преднамеренном банкротстве (часть 5 статьи 33 и статья 196 Уголовного кодекса Российской Федерации). В частности, объективную сторону преступления составило бездействие, выразившееся в непринятии необходимых мер по привлечению контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22.01.2019 N 9-УД18-26

осужден по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ к 2 годам лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Колобову В.М. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 2 года. На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ Колобов В.М. освобожден от наказания за истечением сроков давности уголовного преследования. Колобов В.М. оправдан по ч. 4 ст. 159 УК РФ, ст. ст. 196, 197 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления, признано право Колобова В.М. на реабилитацию в соответствии со ст. ст. 133, 134 УПК РФ.

Апелляционное определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ от 28.08.2017 N 43-АПГ17-12

Из данного сообщения следует, что Васильев А.В. осужден Сарапульским народным судом 17 декабря 1996 года по части 1 статьи 196 Уголовного кодекса РСФСР, а также 24 января 2001 года по части 1 статьи 158 Уголовного кодекса Российской Федерации; Кожевников М.И. осужден Индустриальным районным судом г. Ижевска 19 апреля 2012 года по части 3 статьи 160 Уголовного кодекса Российской Федерации; Клецкин О.С. осужден Кунгурским городским судом Пермской области 10 января 2006 года по части 2 статьи 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

About the Author: admin4ik

You might like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector