Изъятие имущества собственником унитарного предприятия

Постановка задачи

За унитарным предприятием (например, МУП) закреплен некий объект основных средств. Напомним: унитарное предприятие, являясь коммерческой организацией, в силу действующего законодательства не наделено правом собственности на закрепленное за ним собственником имущество. Имущество МУП (за исключением казенных предприятий) находится в муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения (п. 1, 2 ст. 113 ГК РФ, п. 1 ст.

2 Федерального закона № 161-ФЗ [1]). Иначе говоря, предприятие не вправе (без ведома собственника) продавать данное имущество, сдавать его в аренду, использовать как предмет залога или передавать в качества вклада в уставный капитал хозяйствующих обществ (п. 2 ст. 295 ГК РФ). В то же время оно (предприятие) может пользоваться имуществом или распоряжаться им иным (не запрещенным законом) способом. Например, осуществлять работы по его реконструкции посредством привлечения подрядной организации.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Оплатив работы, в стоимость которых включен «входной» НДС, МУП, являясь плательщиком данного налога, вправе предъявить указанные суммы к вычету из бюджета. (Что и было сделано в анализируемой ситуации.) Впоследствии собственник принимает решение об изъятии реконструированного объекта у МУП. Вопрос: должно ли предприятие в этом случае восстановить сумму «входного» НДС, ранее принятую к вычету при реконструкции передаваемого объекта?

Изъятие имущества из хозяйственного ведения унитарных предприятий

Право на хозяйственное ведение имуществом является одним из вещных прав лиц (несобственников), приобретаемых в силу решения собственника данного имущества (Российской Федерации, субъектов РФ) и предполагающих владение, пользование и распоряжение имуществом в определенных ГК РФ пределах. При этом право хозяйственного ведения на имущество прекращается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия по решению собственника (п. 3 ст. 299 ГК РФ).

В результате анализа приведенной нормы ГК РФ складывается впечатление, что основания прекращения права собственности и случаи правомерного изъятия имущества у предприятия собственником данного имущества рассматриваются как самостоятельные основания прекращения права хозяйственного ведения. Более того, прекращение права хозяйственного ведения на имущество по основаниям, предусмотренным для прекращения права собственности, исключает, по смыслу ст. 299 ГК РФ, необходимость последующего изъятия имущества у предприятия по решению собственника.

Однако в соответствии с п. 1 ст. 235 ГК РФ право собственности прекращается при:

  1. отчуждении собственником своего имущества другим лицам;
  2. отказе собственника от права собственности;
  3. гибели или уничтожении имущества;
  4. утрате права собственности на имущество в иных случаях, предусмотренных законом.

По этим основаниям в силу п. 3 ст. 299 ГК РФ прекращается и право хозяйственного ведения. Что касается случаев правомерного изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия по решению собственника, о которых говорится в п. 3 ст. 299 ГК РФ, то следует заметить, что действующим законодательством они не определены {amp}lt;*{amp}gt;.

Бесспорным в данной ситуации является только то, что первое, третье и четвертое из вышеуказанных оснований прекращения права собственности (права хозяйственного ведения) исключают необходимость последующего изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия собственником данного имущества.

В соответствии со ст. 236 ГК РФ отказ от права собственности не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до приобретения права собственности на него другим лицом. Ввиду прекращения права хозяйственного ведения в порядке, предусмотренном п. 3 ст. 299 ГК РФ, и с учетом запрета унитарным предприятиям на распоряжение имуществом, закрепленным за ними на праве хозяйственного ведения, установленного п. 2 ст.

295 ГК РФ, становится очевидным, что прекращению права хозяйственного ведения на имущество при отказе от него унитарным предприятием должно в обязательном порядке предшествовать принятие собственником имущества решения об изъятии указанного имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия.

Это подтверждает несостоятельность исходящего из п. 3 ст. 299 ГК РФ вывода о невозможности изъятия имущества из хозяйственного ведения унитарного предприятия собственником при прекращении права хозяйственного ведения на данное имущество по основаниям, предусмотренным для прекращения права собственности.

Изложенное позволяет, кроме того, сделать вывод и о том, что изъятие имущества по решению его собственника из хозяйственного ведения унитарного предприятия возможно лишь в случае отказа унитарного предприятия от хозяйственного ведения данным имуществом. Изъятие имущества собственником в иных случаях представляется неправомерным.

Из приведенных соображений, по-видимому, исходят и высшие судебные инстанции. Так, например, в соответствии с п. 40 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров необходимо учитывать, что собственник (управомоченный им орган) не наделен правом изымать, передавать в аренду либо иным образом распоряжаться имуществом, находящимся в хозяйственном ведении государственного (муниципального) предприятия.

Данная позиция судебных органов основывается, кроме того, на норме, содержащейся в п. 4 ст. 216 ГК РФ, в соответствии с которой вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном ст. 305 Кодекса. Это по сути означает, что унитарные предприятия пользуются всеми правами, предоставленными законом собственнику на судебную защиту закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения имущества, включая право на предъявление виндикационного и негаторного исков, в том числе и в отношении собственника указанного имущества.

Предлагаем ознакомиться:  Увольнение при реорганизации предприятия - в форме присоединения, сотрудников, директора, выплаты

Решение вопроса о порядке изъятия имущества собственником из хозяйственного ведения унитарного предприятия тесно связано с определением порядка отказа соответствующим предприятием от права хозяйственного ведения на данное имущество.

Исходя из смысла норм ст. 236 и п. 3 ст. 299 ГК РФ, предприятие может отказаться от права хозяйственного ведения на имущество, объявив об этом либо совершив другие действия, определенно свидетельствующие о его устранении от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество.

Однако практическая реализация объявления унитарным предприятием об отказе от хозяйственного ведения на имущество представляется несколько затруднительной.

Так, например, в действующем законодательстве отсутствует определенность относительно формы объявления об отказе унитарного предприятия от права хозяйственного ведения на имущество (устной либо письменной). В этой связи необходимо обратиться к практике рассмотрения указанной проблемы высшими судебными инстанциями.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел протест заместителя Председателя ВАС РФ на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 7 июля 1999 г. по делу N А71-327/99-А5.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Конкурсный управляющий государственным предприятием «Автобаза «Удмуртмелиорация» обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к Правительству Удмуртской Республики и Управлению федерального казначейства по Удмуртской Республике о признании недействительными п. 2, 3 Постановления Правительства Удмуртской Республики от 30 декабря 1997 г. N 1213 «О создании закрытого акционерного общества «Союзжилстрой» с имущественным вкладом Удмуртской Республики».

Исковое требование мотивировано тем, что в результате издания оспариваемого Постановления из хозяйственного ведения истца были изъяты объекты недвижимого имущества, закрепленные за ним в соответствии с договором от 20 ноября 1996 г., заключенным между Государственным комитетом Удмуртской Республики по собственности и государственным предприятием «Автобаза «Удмуртмелиорация».

Третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований на предмет спора, судом привлечены ОАО «Союзжилстрой», ЗАО «Научно-производственное объединение «Союз-1», Министерство сельского хозяйства Удмуртской Республики и Государственный комитет Удмуртской Республики по собственности.

Решением от 7 июля 1999 г. иск удовлетворен.

Определением от 25 августа 1999 г. апелляционная жалоба ОАО «Союзжилстрой» была возвращена без рассмотрения, поскольку подана с пропуском срока на обжалование.

В протесте заместителя Председателя ВАС РФ предлагается решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ГП «Автобаза «Удмуртмелиорация» письмом от 8 декабря 1997 г. N 23, адресованным Правительству Удмуртской Республики и Государственному комитету Удмуртской Республики по собственности, просило исключить из хозяйственного ведения предприятия следующее имущество: административно-бытовой корпус и закрытую стоянку для автомобилей, механизированную мойку.

Постановлением Правительства Удмуртской области от 30 декабря 1997 г. N 1213 (в ред. от 11 февраля 1998 г. N 96) Государственному комитету Удмуртской Республики по собственности поручалось внести в счет оплаты уставного капитала создаваемого ОАО «Союзжилстрой» упомянутое недвижимое имущество ГП «Автобаза «Удмуртмелиорация», осуществив мероприятия по исключению этого имущества из хозяйственного ведения предприятия.

Признавая недействительными оспариваемые п. 2, 3 указанного Постановления, арбитражный суд исходил из того, что, несмотря на принятие решения об изъятии имущества у государственного предприятия с согласия самого предприятия, это решение не соответствует требованиям ст. 209, 295, 299 Гражданского кодекса РФ, в связи с чем оно должно быть признано недействительным.

Однако судом не учтено следующее.

В соответствии с п. 3 ст. 299 ГК РФ право хозяйственного ведения и право оперативного управления имуществом прекращаются по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности, а также в случаях правомерного изъятия имущества у предприятия или учреждения по решению собственника.

Мнение чиновников Минфина

В Письме № 03-07-11/19134 Минфин высказал мнение, что при изъятии собственником реконструированного объекта основных средств налог восстанавливать не нужно. На каком основании?

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ операции по реализации работ, в том числе на безвозмездной основе, признаются объектом обложения НДС. Поэтому передача МУП результатов работ по реконструкции указанного объекта его собственнику является объектом обложения НДС.

В соответствии с пп. 1 п. 2 ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы НДС по товарам, работам, услугам, приобретаемым для осуществления операций, признаваемых объектом обложения НДС.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Таким образом, при передаче унитарным предприятием собственнику объекта результатов работ по его реконструкции (то есть при совершении операции, подлежащей обложению НДС) суммы налога, ранее принятые к вычету по этим работам, в порядке, предусмотренном НК РФ, восстанавливать не следует.

Итак, чиновники Минфина, по сути, настаивают в анализируемой ситуации на начислении НДС при передаче результатов работ по реконструкции основного средства.

А каков порядок исчисления суммы налога? Здесь есть несколько важных моментов. Поясним их.

Налоговая ставка

Определение суммы налога, подлежащей уплате в бюджет при совершении операции по безвозмездной передаче работ, осуществляется исходя из трех составляющих:

  • налоговой базы;
  • ставки налога;
  • момента возникновения налогового обязательства.

Далее по порядку.

Налоговая база в данном случае устанавливается по правилам п. 2 ст. 154 НК РФ как стоимость работ, исчисленная исходя из цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному ст. 105.3 НК РФ, без включения в них налога (то есть исходя из рыночных цен). То есть налоговая база определяется исходя из рыночной цены.

Предлагаем ознакомиться:  Если не приходит налог на имущество

Между тем при безвозмездной реализации такая категория, как цена, отсутствует. Поэтому определить цену в условиях безвозмездных сделок невозможно. Как нельзя, в свою очередь, и использовать цену сделок, осуществляемых за плату. Поскольку в этом случае нарушается условие о сопоставимости экономических условий.

Пунктом 1 ст. 105.7 НК РФ предусмотрено пять возможных методов определения рыночных цен:

  • метод сопоставимых рыночных цен;
  • метод цены последующей реализации;
  • затратный метод;
  • метод сопоставимой рентабельности;
  • метод распределения прибыли.

Приоритетным методом является первый, все остальные могут применяться в условиях, когда установить рыночную цену товара по методу сопоставимых рыночных цен или методу цены последующей реализации невозможно. При этом ст. 105.7 НК РФ допускается использование комбинации двух и более указанных методов определения рыночных цен.

Изъятие имущества собственником унитарного предприятия

Очевидно, что в условиях безвозмездной передачи товаров (работ, услуг) приоритетные методы определения рыночной цены использоваться не могут, поэтому налогоплательщику придется руководствоваться оставшимися тремя вариантами определения рыночной цены безвозмездно переданных товаров (работ, услуг) – затратным, методом сопоставимой рентабельности или методом распределения прибыли.

Здесь следует упомянуть о Письме Минфина России от 04.10.2012 № 03-07-11/402. Отвечая в нем на вопрос о порядке применения цен в целях определения налоговой базы по НДС при безвозмездной реализации товаров (работ, услуг), финансисты со ссылкой на нормы бухгалтерского законодательства указали, что все хозяйственные операции, в том числе и реализация товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе, должны оформляться первичными учетными документами.

Следовательно, при установлении налоговой базы по НДС по товарам (работам, услугам), реализуемым на безвозмездной основе, следует применять цены, отраженные в первичных учетных документах, которыми оформляются названные операции. Иначе говоря, при определении суммы налога по операциям безвозмездной передачи налогоплательщик должен исходить из цен товаров (работ, услуг), указанных в первичных документах.

С учетом сказанного, полагаем, можно сделать следующий вывод: при безвозмездной передаче результатов работ по реконструкции унитарное предприятие должно начислить и уплатить в бюджет НДС с той суммы, которую оно потратило на выполнение работ по реконструкции.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Ставки по налогу определены положениями ст. 164 НК РФ, их три (основных): 0, 10 и 18%.

Первая применяется во внешнеэкономических сделках и при международных перевозках (п. 1 названной статьи).

Пониженная ставка налога в 10% может использоваться только в отношении товаров, перечисленных в п. 2 ст. 164 НК РФ и одновременно поименованных в соответствующих перечнях товаров, утвержденных Правительством РФ.

Во всех остальных случаях (в том числе при безвозмездной передаче товаров, работ услуг) применяется общая ставка налога – 18% (п. 3 ст. 164 НК РФ).

Момент возникновения налогового обязательства

В соответствии со ст. 167 НК РФ моментом определения налоговой базы является наиболее ранняя из следующих дат:

  • день отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг), имущественных прав;
  • день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав.

Поскольку при безвозмездной передаче результатов работ по реконструкции унитарное предприятие не получает оплаты, то НДС передающая сторона должна исчислить в тот момент, когда результаты обозначенных работ передаются собственнику.

Если передаются результаты работ по реконструкции объекта ОС

По общему правилу операции по реализации работ, в том числе на безвозмездной основе, в силу пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ признаются объектом обложения НДС.

Следуя логике чиновников (Письмо № 03-07-11/19134), унитарное предприятие в рассматриваемой ситуации возвращает собственнику, по сути, два самостоятельных актива: не только объект основных средств, но и результаты выполненных работ по реконструкции этого объекта.

Действительно, если обратиться к Методическим указаниям [3], а точнее, к п. 42 названного документа, то увидим, что в нем предусмотрены два варианта учета затрат на реконструкцию объекта основных средств:

  • либо увеличение первоначальной стоимости этого объекта (то есть затраты списываются в дебет счета учета основных средств). Изменение первоначальной стоимости допустимо в силу п. 41 этого документа;
  • либо как самостоятельный объект основных средств, на который составляется отдельная инвентарная карточка на сумму произведенных затрат.

Но вернемся к Письму № 03-07-11/19134. В нем сказано, что операция по передаче результатов работ по реконструкции не поименована в п. 2 ст. 146 НК РФ в качестве не признаваемой объектом налогообложения по НДС. Также она не указана в качестве операции, не подлежащей налогообложению, в ст. 149 НК РФ. Отсюда и вывод финансистов о том, что операция по передаче унитарным предприятием собственнику результатов работ по реконструкции объекта основных средств – это операция, подлежащая обложению НДС.

Изъятие имущества собственником унитарного предприятия

Между тем рассматривать результаты работ по реконструкции объекта основных средств в отрыве от самого объекта, на наш взгляд, нелогично. Поскольку указанные результаты работ фактически становятся неотъемлемой частью основного средства. Соответственно, с момента их передачи заказчику (пользователю) они должны разделять судьбу основного средства.

В данной ситуации, на наш взгляд, прослеживается явная аналогия с операцией по передаче арендатором неотделимых улучшений арендованного имущества (а точнее, результатов работ в виде указанных улучшений). При этом вопрос о возникновении (отсутствии) объекта обложения НДС при передаче неотделимых улучшений в правоприменительной практике на протяжении нескольких лет относится к категории спорных [4].

Согласно официальной позиции при передаче неотделимых улучшений арендодателю по окончании срока аренды (стоимость которых арендодателем не возмещается) арендатор фактически осуществляет операцию безвозмездной реализации, которая подлежит обложению НДС. Такая позиция представлена, в частности, в письмах Минфина России от 25.02.

Разделяют мнение контролирующих органов и некоторые суды. Например, ФАС МО в Постановлении от 17.04.2013 по делу № А40-69829/12-108-55 [5] указал: передача арендодателю неотделимых улучшений арендуемого помещения, произведенных собственными силами или с привлечением подрядных организаций, облагается НДС (см. также постановления ФАС ПО от 19.03.2015 № Ф06-21066/2013 по делу № А65-13722/2014).

Предлагаем ознакомиться:  Порядок уплаты и взыскания алиментов

Вместе с тем по обозначенной проблеме имеется и альтернативная точка зрения: передача неотделимых улучшений не является реализацией результатов работ по п. 1 ст. 39 НК РФ. Соответственно, при ее совершении согласно пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ не возникает объекта обложения НДС. Так, арбитры АС МО в Постановлении от 19.03.

2015 № Ф05-2035/2015 по делу № А40-54344/14 подчеркнули: право собственности на неотделимые улучшения у арендатора не возникает, поскольку арендуемое помещение с неотделимыми улучшениями представляет собой единое целое – неделимую вещь, имеющую собственника-арендодателя. Таким образом, передача неотделимых улучшений в рамках договора аренды не облагается НДС, так как в данном случае отсутствует объект налогообложения.

И это справедливо, поскольку изначально целью проведения работ по производству неотделимых улучшений арендованного имущества является удовлетворение личных потребностей арендатора, связанных с индивидуальным подходом к использованию арендуемого имущества, а не улучшение его состояния для арендодателя. (На данное обстоятельство обращено внимание в Постановлении АС СКО от 07.05.2015 № Ф08-1458/2015 по делу № А01-938/2014.)

Добавим, схожие выводы содержатся в постановлениях ФАС ПО от 18.01.2013 по делу № А55-14290/2012, АС МО от 03.09.2014 № Ф05-9531/2014 по делу № А40-105354/13, ФАС СЗО от 16.10.2012 по делу № А21-9549/2011.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Иными словами, стоимость неотделимых улучшений не образует самостоятельный объект налогообложения по НДС, поскольку они не могли быть переданы арендодателю в смысле ст. 39 НК РФ. Напомним, п. 1 названной статьи определено, что реализацией работ признается передача (на возмездной или безвозмездной основе) результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

То есть реализацией является передача результатов работ от исполнителя (подрядной организации) к заказчику (арендатору или унитарному предприятию). При этом ни в упомянутой норме (ни в какой другой) ни слова не говорится о признании реализацией операции по передаче (дальнейшей) заказчиком (арендатором, унитарным предприятием) результатов работ (выполненных для него) третьему лицу (арендодателю или иному собственнику).

Обобщим сказанное. Исходя из вышеизложенного (с учетом аналогии с передачей неотделимых улучшений), считаем, что можно сделать следующий вывод: при изъятии собственником у унитарного предприятия реконструированного объекта основных средств не возникает объекта обложения НДС в части результатов работ по реконструкции (их стоимости).

Правда, в силу того, что предлагаемый автором альтернативный вариант расходится с мнением Минфина (из Письма № 03-07-11/19134), унитарному предприятию нужно учесть возможные налоговые риски, прежде чем следовать ему. Поскольку защищать свои интересы ему, по всей вероятности, придется в судебном порядке.

Вместо заключения

Есть еще один момент, на котором считаем нужным заострить внимание читателей. Речь о том, нужно ли унитарному предприятию восстанавливать «входной» НДС, принятый ранее к вычету при принятии работ по реконструкции, при изъятии собственником реконструированного объекта.

Напомним, некоторые эксперты высказывали мнение, что при передаче арендодателю невозмещаемых неотделимых улучшений арендатор должен восстановить «входной» НДС. Основание – пп. 2 п. 3 ст. 170 НК РФ.

Упомянутой нормой предписано восстановление «входного» налога в случае дальнейшего использования таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, и имущественных прав для осуществления операций, указанных в п. 2 настоящей статьи.

А подпунктом 4 п. 2 определена следующая операция: приобретение (ввоз) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, имущественных прав, для производства и (или) реализации (передачи) товаров (работ, услуг), операции по реализации (передаче) которых не признаются реализацией товаров (работ, услуг) в соответствии с п. 2 ст. 146 НК РФ.

С одной стороны, операция по передаче заказчиком результатов выполненных (подчеркнем, для него!) работ третьему лицу (в частности, арендодателю или собственнику имущества унитарного предприятия) прямо не названа в перечне объектов, не подлежащих налогообложению, приведенных в п. 2 ст. 146 НК РФ (включая операции из п. 3 ст. 39).

С другой стороны, указанная операция (повторимся) не может быть признана реализацией в смысле ст. 39 НК РФ.

С учетом названных норм в совокупности получается, что восстанавливать «входной» налог унитарное предприятие в анализируемой ситуации не должно. Здесь также уместно напомнить еще об одном беспроигрышном аргументе. Перечень ситуаций (п. 3 ст. 170 НК РФ), в которых возникает обязанность восстанавливать НДС, является закрытым (кстати, данный факт отмечают и суды, и контролирующие органы). И анализируемая ситуация в их числе не названа.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

[1] Федеральный закон от 14.11.2002 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

[2] См. Письмо Минфина России от 15.12.2009 № 03-05-05-01/81.

[3] Методические указания по бухгалтерскому учету основных средств, утв. Приказом Минфина России от 13.10.2003 № 91н.

[4] Дополнительно по данному вопросу см. статью В. В. Шадрина «Передача неотделимых улучшений в рамках арендных отношений и НДС», № 5, 2014.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

[5] Определением ВАС РФ от 05.08.2013 № ВАС-10058/13 отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора.

About the Author: admin4ik

You might like

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector